You are viewing olga_fryktoza

Previous Entry | Next Entry


МОСКВА, 27 мая — РИА Новости. Бог войны с полотна Сандро Боттичелли «Венера и Марс» (1482-83), хранящегося в лондонской Национальной галерее, изображен с закрытыми глазами, так как находится под воздействием одурманивающих веществ, предположил историк искусства Дэвид Беллинхэм (David Bellingham), чьи тезисы приводит в четверг британская газета Times.

Искусствовед заметил, что сатир, помещенный в правый нижний угол полотна, опирается рукой на некий плод, и предъявил этот фрагмент для опознания специалистам лондонского ботанического сада Кью-Гарденс (Kew Gardens). Ботаники определили, что речь идет о дурмане обыкновенном (Datura stramonium), способном вызвать умопомешательство, обморок, а также желание сорвать с себя одежду.

«Плод находится на виду у зрителя, а значит, ему приписывается определенное значение. Боттичелли часто использовал растения в качестве символов — даже на этом полотне: лавровые кусты на заднем плане призваны отсылать к его покровителям, владетельному семейству Медичи. Что касается дурмана, то в Америке, к примеру, его зовут “кислотой для бедных”, и симптомы его воздействия, как представляется, заметны по лицу и позе мужской фигуры», — заявил Беллинхэм в интервью Times.

Ученый предполагает, что персонажи картины могли иметь двойственную натуру и символизировать не только Марса и Венеру, но и Адама с Евой, а плод в руках у сатира, таким образом, превращается в намек на плод с древа познания, послуживший поводом для изгнания первых людей из рая.

Картина Венера и Марс (ок. 1485, Лондон, Национальная галерея) имеет вытянутые горизонтальные пропорции, отсюда вытекает предположение, что картина была написана Боттичелли для украшения боковой стенки свадебного сундука, кассоне. В соответствии с гуманистическим мировоззрением, от союза Венеры и Марса (любви и борьбы) рождается Гармония. Бодрствующая Венера и погруженный в глубокий сон Марс символизируют идею триумфа любви, торжества мира над войной.


Давно уже рассвело. Под боком шумят соседские мальчишки. Им нравится играть в рыцарей, примеряя на себя воинский шлем, огромный рыцарский панцирь, носиться с боевым копьем, призывно трубить. Они мальчишки. Они мечтают стать великими воинами, такими же как их кумир – Марс. Мальчишки. Они всегда мечтают о подвигах, о славе, о том, чтобы победить дракона и завоевать сердце красавицы-принцессы, но, овладев всем этим, не успокаиваются, а вновь устремляются к новым победам. Мальчишки всех времен, сколько фантазий бродило в ваших кудрявых головах, кем вы только не становились в своих мечтах, и что с вами делает время...

Солнце уже высоко, но она не торопится будить обнаженного красавца, спящего рядом. Облокотившись на алую подушку, чуть подавшись вперед, она с достоинством и некоторой тревогой на лице ждет его пробуждения, пробуждения супруга – бога войны Марса. Она привыкла ждать, ведь она Венера – богиня любви. Одев свое лучшее платье, уложив прекрасные волосы, скромно оголив ножку, проступающую сквозь обворожительные складки платья (напоминая, что она самая красивая и желанная женщина вселенной), Венера ждет пробуждения Марса. Легкие складки ее платья, нежные руки, упругая линия бедра, грудь, лицо – кажется все в богине наполнено скрытым желанием. Она затаилась, она ждет.

Супруг же не торопится просыпаться. Возлежа на своем алом плаще, опираясь на могучий ствол дерева и лежащий под левой рукой панцирь, запрокинув голову, обнаженный Марс весь во власти Морфея, порой даже кажется, что он немного похрапывает. Молодое красивое тело бога расслабленно. Могучая правая рука, привыкшая сжимать меч, безвольно улеглась в районе лобка, так что ее указательный палец вполне можно соотнести с расслабленным фаллосом бога, скрытым под белой накидкой. Могучий красавец спит, но во всем своем обнаженном великолепии он совершенно не эротичен.

По поводу этого произведения Боттичелли накопилось много интерпретаций. Кто-то раскрывает сюжет картины, основанный на античной мифологии как скрытый астрологический текст, в котором нежная и слабая Венера властвует над сильным Марсом, смягчая его свирепость. Кто-то предполагает, что эта картина, так же как и «Весна», запечатлела Джулиано де Медичи и его даму сердца Симонетту, хотя это предположение отвергается рядом искусствоведов, так как картина находилась в семейном собрании Веспуччи, ненавидевших Джулиано. Кто-то связывает сюжет картины с текстом греческого писателя II века Лукиана описавшего свадьбу Александра Македонского и Роксаны: «По ту сторону картины другие эроты играют среди оружия Александра: двое несут его копье, подражая носильщикам, когда они сгибаются под тяжестью бревна… один залез в панцирь, лежащий вверх выпуклой поверхностью, и сидит, точно в засаде, чтобы испугать других, когда они поравняются с ним». Нетрудно заметить, что сюжет картины интерпретируется разнообразно.

Боттичелли был одаренным, образованным человеком с удивительно сложным внутренним миром.  Картина «Венера и Марс» д показывает размышления художника о внутреннем мире современной ему женщины, о ее ожиданиях, страхах и мечтах.

Композиция картины «Венера и Марс» представляет собой прямоугольное пространство 69x173,5 см., в котором, слева от смотрящего на картину, изображена полулежащая богиня любви Венера. Хотя богиня и полулежит, но ее торс изображен вертикально – как у сидящей фигуры. В этом, несколько странном положении тела Венеры художником отражена определенная сюжетная задача. С одной стороны Боттичелли создает у зрителя созерцающего богиню ощущение, что ее прекрасное тело расслабленно, окутано негой, а с другой показывает собранность Венеры (прямой торс) в ожидании предстоящих событий. Как мы уже отмечали лицо Венеры наполнено достоинством, но омрачено некоторой тревогой. Она пристально смотрит в противоположный край картины, где расположился ее супруг – Марс. И хотя «юридически» в римской мифологии Венера не была женой Марса, но его законная жена Нерио отождествлялась с ней. Во времена Боттичелли, да и значительно позже все эти тонкости мифологии не влияли на основу художественного сюжета.

 
Венера. Фрагмент картины
С. Боттичелли «Венера и Марс»

 

Как противоположность полностью одетой Венере Марс изображен обнаженным. Перед нами несколько странная ситуация. Мы привыкли видеть рядом с одетым бодрствующим мужчиной обнаженную лежащую женщину, а у Боттичелли все наоборот. Марс совершенно обнажен, только узкая накидка прикрывает его интимное место. Запрокинув голову, Бог войны погрузился в глубокий сон. При этом его спящая фигура не горизонтальна земле, а изображена дугообразно. Это дугообразное построение обеих фигур соединяет их только в нижней зоне картины. Казалось бы, трудно найти лучшего композиционного положения для фигур любовников. Может даже показаться, что они как капиллярные сосуды перетекают друг в друга. Но если присмотреться внимательнее, то все обстоит совсем наоборот. И это «наоборот» пронизывает весь сюжет картины.

 


Марс. Фрагмент картины
С. Боттичелли «Венера и Марс»

 

Все признаки сюжетного действия говорят об отсутствии у этой пары общего эроса. Венера бодрствует, в то время как Марс храпит. Их ноги не соприкасаются, не переплетаются в любовном прикосновении, а существуют независимо друг от друга. Левая рука Венеры, собрав волну легкой ткани платья, готова обнажить (задрать подол), в то время как безвольная правая рука Марса символизирует обратное. В фигуре богини все наполнено негой, мягкостью, томящимся ожиданием. Если сравнивать ее фигуру с фигурой Марса, то сразу бросается в глаза его угловатость – отодвинутый локоть, согнутая в колене правая нога. Перед нами супруги, но живущие каждый в своем мире.

Ощущение пронзительности ожидающего взгляда Венеры передает копье, несомое детьми Фавна (Пана), лесного божества античной мифологии. Линейная связь копья от Венеры к Марсу очевидна. Мальчишки не просто задорно играют в вояк, а символизирую своим действием скрытый посыл Венеры к Марсу, заканчивающийся перед его ухом призывным гулом морской раковины. «Пробудись, открой глаза, приди ко мне»! Но Марс спит и не желает бодрствовать. Но а если он и проснется, то сбудутся ли ожидания Венеры, придет ли любимый в ее объятья? 


Копье, как линейная связь
от Венеры к Марсу.
Фрагмент картины
С. Боттичелли «Венера и Марс»

 

Это главный вопрос картины. Что же произойдет, если разбудить бога войны Марса? По грустному взгляду богини понятно, что она знает ближайшее будущее. Пробудившись, бог войны облачится в свои доспехи и ускачет на очередную мужскую разборку, в тот просвет в середине картины, за тот горизонт, куда указывает его правое колено, а божественная Венера останется там же где и была, чтобы ждать и надеяться. Любопытно, что потревоженные мальчишками атрибуты бога передают древний ритуал римских военачальников. Отправляясь на войну, они приводили в движение священные копье и щит бога в его храме на Марсовом поле, пробуждая его к действию.

Такое пробуждение Марса противоречит ожиданиям Венеры и это не обычное бытовое противоречие, а онтологическое, смыслы которого невозможно устранить окриком, культурой, даже обманом. Мужское пространство всегда вовне, женское – внутри. Это вселенский закон, отмеченный художником и изображенный для нас как напоминание о разных мирах, в которых мы живем и сквозь которые пытаемся говорить друг с другом. Но если так, то выходит, что у этой пары нет никакого будущего, выходит, что богиня простодушна, позволяя этому крутому мачо пренебрегать ее даром, ее временем, ее чувствами? Конечно же нет. На то она и богиня. Художник дает нам возможность увидеть будущее, но не прямолинейно, а через ряд скрытых аллегорий. Основным символом такого виртуального будущего становится ребенок.

Мы знаем, что единственный ребенок Венеры – Купидон (Амур), но почему же он отсутствует в композиции картины, почему вместо него по всей ее поверхности шныряют задорные дети лесного божества? Этот вопрос не случает, именно он является основным посылом Венеры к Марсу – «очнись, задержись, не уезжай, оглянись вокруг, где твои дети»? Венера бросает этот вопрос Марсу как копье, как будоражащий гул трубы. Очнись, что останется после тебя, сухие исторические факты былых побед, на чужих полях сражений, кто завтра возьмет твое копье и наденет твой шлем, выросший соседский мальчик? 

 


Купидон (Амур). Фрагмент картины
С. Боттичелли «Весна»

 

Боттичелли изобразил за каждым из наших героев растительный островок, как фон представленной сцены, как стены их дома. Только в центре картины, как мы знаем, есть просвет, своеобразная дверь, выводящая нас в иной, внешний мир. Но за каждым персонажем картины этот островок разный. За Венерой художник расположил густой молодой пролесок, как символ ее порождающих энергий, вечно молодого животворящего начала жизни. Античная мифология воспринимала Венеру не только как богиню красоты и любви, но и как прародительницу потомков. Для Венеры, как для любой матери ребенок олицетворяет высшую любовь, именно так и переводится имя Купидона (Амура). В образе Венеры Боттичелли создает текст о полноценной женщине, вбирающей в себя главные смыслы мира – терпеливое ожидание, рост, созревание, плодоношение. Венера готова воспроизвести эти смыслы, проснулся бы только супруг.

 


Венера и Марс.
Художник Сандро Боттичелли

 

Но мир Марса иной. Художник расположил за ним огромный, могучий ствол дерева, нижние ветки которого обрублены. Молодые ветки древа-семьи символизирую детей, как рост и ответвление от центра, родителей. Вспомним «Генеалогическое древо» семьи. В этом случае изображенное за Марсом «Древо семьи» символизирует его бездетность. Опираясь левой рукой на свой панцирь, в который пролез соседский мальчишка, Марс тем самым показывает, что лишен опоры на свое потомство. Боттичелли, в образе мальчишки-фавна с раковиной пытается прокричать ему в ухо – война бессмысленно губит, рубит ветки-потомство, лишает будущего и только любовь способна прорасти им. Любопытно, что в античной мифологии фавны предсказывали человеку его будущее во сне.

Представлена история поднимающая вечные гендерные проблемы. Насколько можно ограничить внешний мир мужчины, чтобы не лишить его маскулинной сути? Насколько можно увеличить влияние женщины на этот мир, чтобы не превратить ее в ограниченную феминистку? Ради чего способны объединиться мужское и женское пространство?



 

Comments

( 3 comments — Leave a comment )
Валерий Цагараев
Jan. 23rd, 2011 06:31 pm (UTC)
Валерий Цагараев, автор публикуемой выше статьи о карт
Чтож вы барышня ссылочку не даете на автора и источник. Не порядочно как-то.
olga_fryktoza
Jan. 23rd, 2011 09:11 pm (UTC)
Сорри- сорри, Ваша правда, не умела я тогда таких штук, только фотографии вставлять училась.

Сама новость меня очень рассердила и я не подумала о грамотном оформлении. Спасибо за внимательность! :)

Первые три абзаца взяты с новостого сайта, остальная часть из какой-то очень интересной книги, помню еще жалела, что всю ее нельзя себе сохранить.
olga_fryktoza
Jan. 28th, 2011 08:43 pm (UTC)
Ой, не спросила сразу: а вы умеете делать перепост в жж? Научите меня, плиз! Я обязательно переделаю )))
( 3 comments — Leave a comment )